Ремонт, сервис, услуги » Информация » В чем Элон Маск был неправ насчет искусственного интеллекта




В чем Элон Маск был неправ насчет искусственного интеллекта

Автор: addministr от 7-11-2014, 18:30

Категория: Информация



В чем Элон Маск был неправ насчет искусственного интеллекта

С тех пор будто картина «Метрополис» 1927 года познакомил зрителей с первым кинематографическим жестоким роботом(бабского пустотела, причем), общество отреагировало на совокупный приход идей ненастоящего интеллекта, роботов и иных интеллектуальных систем кашей изумления и безукоризненного ужаса. Компьютерные ученые вкалывают над тем, дабы свести эти трепеты на дудки путем вступления «морали» в машины или дружелюбный ненастоящий интеллект.

Тем не менее основной дефект этих усилий в том, что они признают, что проблема заключается в этой технологии — а не в нашей эмоциональной человечьей реакции на нее. Адаптация к сложности «второй машинной эпохи» спрашивает осмыслить наш боязнь, а не поддаваться ему. К сожалению, наша собственная тенденция впадать разнесенным слушками трепетам может пошатнуть нашу собственную автономию в мире, какой в внушительной мере будет определяться автономными машинами.
Генеральный директор Tesla и знаменитый новатор Элон Маск неоднократно предупреждал об угрозах ненастоящего интеллекта. В июне в интервью CNBC он заявил, что инвестировал в изыскания ненастоящего интеллекта всего потому, «что алкает пристально следить за тем, что происходит с ним». Он видает в ИИ грандиозную опасность. Терминатора или что поаховее.
В августе он написал, что «нам надобно быть сверхосторожными с ненастоящим интеллектом. Его потенциал опаснее ядерных ракет». На недавнем симпозиуме в MIT Маск окрестил ИИ «экзистенциальной угрозой» для человечьей расы и «демоном», какого безголовые ученые и технологи «пытаются призвать».
Маск соотнес дума о том, что мы сможем ворочать этой насильно, с «парнем с пентаграммой и святой водой», какой уверен в том, что обуздает сверхъестественную могуществу — пока она не пожрет его. Сам Маск предполагает, что решение этой проблемы валяется в трезвом и взвешенном сотрудничестве между учеными и политиками. Правда, маловразумительно, будто рассуждения о «демонах» помогают его великодушной мишени. На самом деле, они всего мешают этому.
Для азбука отметим, что в сценарии Skynet зияют огромные бреши. Хотя ученые не почитают, что Маск «окончательно спятил», они все еще больно далеки от мира, в каком вообще вероятен сценарий возникновения такового ненастоящего интеллекта.
Ян Лекун, луковица лаборатории ненастоящего интеллекта Facebook, суммировал шумиху 2013 года настолько:
«Шумиха опасна для ИИ. Шумиха убила ненастоящий интеллект четыре раза за заключительные пятьдесят лет. Шумиху надобно застопорить. Забудьте о Терминаторе. Нам надобно скрупулезно весить все, что мы болтаем о ИИ. По сути, наш самый «умный» ИИ по развитию эквивалентен младенцу. Большинство робототехников до сих пор пробуют научить робота взводить мяч или гоняться, не бросаясь, а не наносят заключительные штрихи в деле Skynet».
Лекун и иные левы сравнительно последствий шумихи. Несоответствие ожиданиям, вымахавшим на фоне научной фантастики, будто правило, дробно приводило к суровым сокращениям финансирования изысканий в сфере ИИ. Но это не единый риск, к какому могут ввергнуть рассуждения Маска о сверхъестественном(не ненастоящем)интеллекте.
Специалист по законам и политике технологий Адам Тирер разработал теорию того, что сам он величает «технопаникой» — моральной паникой на фоне расплывчатой нависшей технологической угрозы, приводимой в акт иррациональной и готовой к преувеличению ватагой, а не реальной оценкой угрозы. К образцу, вместо качественных обсуждений проблем кибербезопасности американские СМИ трубят о «кибернетическом Перл-Харборе», какой уничтожает информационную инфраструктуру Америки. Отметим, что проблема кибербезопасности набирает витки в США.
Никто не взимает в голову, что разрушительное воздействие Stuxnet было разнесенным. Всем наплевать на более приземленные, однако не менее капитальные спросы об оплошках, какие бытуют в программном обеспечении с разинутым отправным кодом вроде OpenSSL и UNIX Bash.
В чем Элон Маск был неправ насчет искусственного интеллекта

Тирер диагностирует шесть факторов, какие будят технопанику: разница между поколениями, какая будит боязнь новоиспеченного; «гиперностальгия» по иллюзорным ветхим добросердечным временам; экономический стимул для СМИ на основе спекулирования слушками; моральные и развитые дебаты о новоиспеченных технологиях; элитарные и пренебрежительные расположения среди академических скептиков и критика культуры новоиспеченных технологий и инструментов, одобренных массовой публикой. Все эти аспекты видят абсолютно благоразумное объяснение, однако жрать и седьмой фактор: психологические последствия подвластности человека от сложных технологий почитай в всякой сфере современной жизни.
Как утверждают техносоциологи, мы подвластен от технологий, какие сами не можем осмыслить или контролировать. Мы вырваны вверять тому, что эти системы и подсистемы, от каких мы подвластен, и эксперты, какие их поддерживают, вкалывают настолько, будто заявлено. Пассажиры могут владеть неопределенное зрелище о физике полета, однако не о формулах, какие используются для расчета механики удержания аэроплана в духе.
Более того, ни один-одинехонек инженер из команды проектировщиков не обладает абсолютным познанием всякого компонента. Сложные, однако крайне величавые технологии вроде аэропланов век далеки и загадочны для нас. В отличие от «Звездного пути», для многих пользователей их iPhone и iPad видят собой «о волшебный новейший мир».
В этом свете знаменитая цитата Артура Кларка о том, что авангардные технологии «неотличимы от магии», объясняет, зачем Маск адресовался к оккультной образности, более характерной аккурат Баффи, какая истребляла вампиров, нежели Стюарту Расселлу и Питеру Норвигу. Современные технологии для нас — это своего рода черная магия, обволоченная мистикой; в наше времена волшебники используют C++ и Java вместо пентаграмм и святой воды.
Риторика Маска не изображает безобидной. Страх перед беспилотниками уже вверг к драконовским ограничениям деятельности неправительственных дронов и прочих похожих воздухоплавательных оружий; таковские решения давят инновации. Как помечал техносоциолог Шон Лоусон, Федеральное управление партикулярное авиации не дозволяло волонтерам использовать дронов для розыска пропавших людей и даже ругалось с новостным агентством, какое опубликовало кадры, освобожденные с поддержкой беспилотного дрона.
Хотя Маск гадает, что его опасение вынудит шевелиться интернациональные и локальные органы, нелегко представить, что на деле оно всего ввергнет к разгильдяйским ограничениям вроде тех, о каких болтал Лоусон. Самое капитальное негативное воздействие от адовых слушков на тему ИИ заключается не в нормативной сфере. Оно может важнецки укрепить и ухудшить касательство среднестатистического человека к новоиспеченным технологиям и подвластности от них.
В чем Элон Маск был неправ насчет искусственного интеллекта

В важнейшем случае компьютерные технологии станут необходимой рутиной для многих пользователей. В поганейшем — компьютерные технологии будут будить недоумение и отчуждение, временами спрашивать вмешательства технических специалистов с затаенными базами познаний.
Технопаника не образовывает разворотив между массами, дальних от Linux, и отрядом дилетантов пособирать костяк — однако аккуратно ухудшает. Когда публичные фигуры вроде Маска характеризуют новоиспеченные технологии загадочными, паническими и метафорическими терминами, они пускают под откос суеверия и невежества ту же науку, благодаря коей взялись автомобили Tesla.
Вместо того, дабы поддержать пользователям адаптироваться и даже подготовить их к тому, что робот в белокипенном воротничке может подключиться к ним за рабочим местом, Маск вдохновляет дрожать и презирать итого, что мы не соображаем. Собирайтесь, мужики, взимайте вилы, пойдем к демону в возвышенной башне. Трагедия нарастающей технопаники вкруг ИИ в том, что как-то она может понизить значимость человека в мире, каким будут ворочать машины. Мы знаем, что развитие ИИ надлежит принципиально изменить все сферы нашей жизни, от романтических взаимоотношений до национальной безопасности.
Возможно, все не настолько, поскольку ИИ, к сожалению, уже был не в состоянии извинить наши ожидания. Но неужели было бы в интересах обществах — через видение демонов, волшебников и волшебников — наращивать разворотив между технологами, какие ладят самоуправляемые автомобили, и другими — какие будут на них ездить?
Дебаты вкруг ИИ и коллективной политики дробно пробуют аккуратно живописать, что видит собой машинная самоуправление, однако вам не надобно быть семи пядей во лбу, дабы разуметь, что таковое быть автономным людом, взаимодействующим с машиной. Это понимание(по крайней мере на найденном уровне)и наша способность принимать уверенные решения валяются в основе нашего повседневного использования технологий. Если бы пользователи взимали на себя вяще ответственности и пробовали осмыслить технологии, им не пришлось бы обращаться в сервисные фокусы или какие Genius Bar. Маск лев в том, что ИИ невозможно оставлять безукоризненным программистам. Но опасения того, что ИИ может обернуться в Skynet, всего приводят к «цифровому разрыву» между теми, кто кумекает в технологиях, и теми, кто не кумекает.
Если Маск перенаправит свою энергию и поддержит нам всем разуметь и ворочать интеллектуальными системами, он ускорит тот девай, когда технологическое предбудущее будет всем важнецки удобопонятно и значимо для всех. В гробе гробов, ИИ для масс не будет колонизацией Марса или Hyperloop. Он будет внушительно более социальным и здоровым для общества — выступать ему навстречу величавее, чем препятствовать его развитию и отдаляться от него.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Архив | Связь с админом | Конфиденциальность

RSS канал новостей     Яндекс.Метрика